Stray
...если в небе дым, ветер продолжает петь...
14 сентября в Кемерово проходили довыборы в горсовет на нескольких округах, на которых депутаты по различным причинам выбыли. Я был наблюдателем на участке 362. Я участвую в наблюдениях за выборами в различном статусе с 2011 года. Тогда как раз были основные выборы в горсовет и тогда же были единственные, честные выборы в области за последние годы за которыми я наблюдал.
Всё внимание было сосредоточено на округе 30. Округ включает в себя два квартала в пределах пр. Ленина, ул. Терешковой, пр. Московского и ул. Волгоградской. Здесь всего 4 участка в двух школах. На них сосредоточили свои силы все активные неравнодушные жители города, заинтересованные в честности выборов (все 10 с половиной человек, условно). Чтобы хоть здесь добиться честных выборов без фальсификаций. Здесь выдвигались 6 кандидатов из них как минимум двое из вышеупомянутой группы людей.


Но основная интрига этих выборов была не в том, кто победит, а в том, будут ли фальсификации или нет. И будут ли они такие же наглые как год назад. В Москве и во многих регионах фальсификации удалось победить, наблюдателем стало быть уже не модно, нужный результат там правда достигается теперь другими способами, но это уже что-то. А в некоторых регионах, таких как Кемеровская область осталось ли всё по-прежнему? С одной стороны, победа нужного кандидата от партии, которая всё ещё популярна в области, может быть достигнута честно, причем с отрывом. К тому же большая концентрация активных наблюдателей, сосредоточенных на квадратном метре округа. Но с другой стороны, почему бы и не сфальсифицировать, если из полумиллиона человек в городе активно возмущаются только вышеупомянутая группа людей. Повысить легитимность, показать как сборная Бразилии, что вы нам забьете сколько сможете, а мы вам сколько захотим. И ещё ради других тонких политических процессов.
362 избирательный участок на котором я был, находится в школе №26, членами комиссии являются в основном учителя этой школы. Председатель - директор этой школы Гафарова Светлана Владимировна. А кандидат от Единой России как раз педагог и директор педагогического колледжа. На прошлых выборах год назад эта комиссия "обеспечила" явку 1684 человек, т.е. 78%.




В этот раз народу я наблюдал немного. Мы постоянно находились на участке, я отмечал каждого пришедшего избирателя. Когда я уходил, избирателей отмечали люди, которым я мог доверять. Всего насчитали 252 избирателя, вместе с досрочным и надомным голосованием это 408, т.е. 18,6% от общего числа избирателей.
Я ходил с одной из переносных урн по домам. Социальные службы хорошо постарались и в итоге было 127 заявлений. Из них проголосовало 74 человека. Вообще, это много, но можно поверить, что большинство из этих людей реальные. Здесь похоже социальные службы, обходили всех пожилых людей и предлагали им написать заявление на голосование. Это не совсем правильно. Избирательное право это право, а не обязанность и инициатива проголосовать должна исходить от избирателя. Когда мы приходили, они все как один говорили, что "я старая, ничего в этом уже не понимаю, никого не знаю, за кого голосовать не знаю, ну раз надо так надо". Есть ощущение, что по своей инициативе большинство бы не стало писать заявление на надомное голосование. Как-то это не правильно. Под видом заботы об избирательных правах пожилых граждан, власть повышает явку, а значит свою легитимность.
Явку должны повышать сами кандидаты, а избиратель должен уже знать за кого голосовать, получив бюллетень. Что это за выборы, когда ставят случайным образом. Тогда и власть будет случайная.
Еще стоит отметить досрочное голосование. Каждый раз перед новыми выборами меняется выборное законодательство и добавляются всякие сомнительные новшества. В этот раз это досрочное голосование - то есть за 10 дней избиратель может прийти и проголосовать на участок. Наблюдать за этим процессом очень сложно. На начало голосования таких проголосовавших у нас на участке было 82. Кто эти люди и как они голосовали совершенно не ясно. Сомнительно, что столько человек узнали об этом новшестве и вдруг решили проголосовать досрочно.
Зал для голосования выглядел следующим образом. Урны находились довольно далеко и было сложно за ними наблюдать.


Голосование медленно подходило к концу, казалось, всё хорошо, всё под контролем. Я очень надеялся, что в этот раз мухлевать не станут, что процедура подсчета пройдет тоже хорошо, что не придется потом писать бесконечные жалобы в различные органы и подавать в суд. Я же ведь ещё по прошлогодним выборам не закончил переписку.
Но начался подсчет и неиспользованных бюллетеней оказалось слишком мало, а проголосовавших слишком много - 450, что никак не совпадало с 252, которые мы насчитали. Это значит, что почти 200 левых бюллетеней накидали в урны. Но накидать мало, надо их еще вписать в списки избирателей, подделав подписи избирателей, что является кстати, уголовным преступлением. Когда я попросил показать списки избирателей, они их быстро спрятали, отказав мне в моем законном праве. И тогда стало понятно на все 146%, что эти милые учительницы целый день мухлевали у нас перед носом.
Во время вскрытия урн, сложно было заметить подозрительные пачки. Технологии вбросов каждый год совершенствуются. А председатель комиссии и директор школы залезала в лежащую на столе урну почти полностью и аккуратненько доставала оттуда бюллетени так, чтобы если бы и были пачки, они бы даже не успели долететь со стола.


Скорее всего вбразывали пачки листов по 5 не сложенные вместе, группой карусельщиков, а может ещё и самой комиссией. Сделано было всё очень умело и профессионально, что мы за целый день ничего не заподозрили. Стало понятно, что урны стояли так далеко не просто так.
Подсчет голосов происходил образцово-показательно, но это уже было не важно.
Нужный кандидат набрала у нас на участке 453 голоса. Мы могли ошибиться при подсчете избирателей не больше 10%, а значит накидали не менее 175 штук. Сюда же в фальсификации можно записать почти всё досрочное голосование. Получается, нужный кандидат набрал бы около 200 голосов, ближайший преследователь - 51. То есть нужный кандидат и так бы уверенно победила без всякого мухляжа.
В итоге явка составила по протоколу 27,7%, без учета фальсификаций 15,9%. По протоколу на двух участках в соседней школе 14,9% и 19,8%, в это верится - там было всё нормально. А на соседнем участке в этой же школе был вообще ад.
Второе место, кстати, занял Иван Покачалов от КПРФ, который распространял по домам округа такие вот интересные листовки в стиле Максима Каца. Без учета фальсификаций, он набрал чуть больше, чем обычно набирает любой кандидат от КПРФ, без агитации.
Радует, что есть достойные кандидаты, адекватные инициативные молодые люди со свежими взглядами. Но избраться им при таких выборах невозможно. Если даже у кого-то возникает желание, то оно быстро пропадает. В итоге депутатами становятся люди, которым это не нужно, которые спят на заседаниях и голосуют по указке. Такие фальсификации - это как раковая опухоль на теле государства. Ухудшения видно не сразу, должно пройти много лет и несколько электоральных циклов. Последствия мы уже видим по текущей ситуации в стране. К сожалению, выздоровление будет идти так же долго.

@темы: выборы, работа наблюдателем